Роковая правда

Автор auto99
Фев 3rd, 2015
0 Ком.
823 Просмотр.

Джо Линн Тернер, записавший альбом с Deep Purple и много лет игравший в Rainbow, создал множество сольных проектов и довольно поколесил по России. Кроме этого, Джо знаменит туманными историями о своей внезапной популярности и уходом из проекта Ричи Блэкмора. Обо всем этом Тернер откровенно рассказал на звукозаписывающей студии Marinsound на следующий день после своего 57-летия.
rokovaya-pravda-1
О русском роке: «The revival of Hard Rock will start in Russia»
— С русским роком я знаком не понаслышке — ездил на гастроли и делал записи со многими русскими музыкантами. Например, с «Черным кофе» мы выступали и в Москве, и в Питере. Но самым необычным была запись альбома с политиком. До знакомства с Михаилом Менем никогда не думал, что политики умеют играть на гитаре, да еще так неплохо. Наш альбом вышел… ну очень необычным. Критики до сих пор называют его самым смелым экспериментом в истории тяжелого рока, и я, пожалуй, горжусь этим. Единственное, что меня удивляет, так это выбранная Михаилом карьера политика: он вполне мог бы реализоваться как музыкант. Хотя, с другой стороны, у него есть все, что нужно, — отличная карьера, деньги, талант, — почему бы и не заниматься музыкой параллельно. Благодаря нашим совместным усилиям этот альбом вышел очень крутым, по-моему. Большая часть композиций пронизана очень эмоциональным и действительно глубоким звучанием, поскольку атмосфера подталкивала к написанию именно таких треков.

И хотя ситуация в мире со «старым» роком несколько удручает, в России к настоящему тяжелому року остался неослабевающий интерес. Я говорил раньше и по-прежнему думаю, что возрождение классического рока начнется в России.

Об удивленных соседях: «I don’t listen roсk at home»
— Я никогда не слушаю тяжелую музыку дома. Рок — это рок, я не могу его слушать, я его создаю и играю. Джаз, кантри, попса — я слушаю очень разные вещи. У меня дома стоит отличная акустика, и когда я включаю музыку на полную громкость, ее может слушать народ еще в радиусе пары километров. И многие удивляются, когда из моих динамиков слышат классику или даже какую-нибудь попсу вроде Бритни Спирс, Maroon 5 или Nickelback. А я так готовлюсь к своим будущим шоу, устраиваю своеобразный музыкальный чилл-аут, чтобы потом всю накопившуюся энергию выплеснуть на зрителей. Нужно расслабляться время от времени. Если постоянно слушать рок, а потом еще и играть его со сцены, — либо потеряешь весь свой энтузиазм, либо сойдешь с ума.

О ценности музыки: «Music written just for money is kitch»
— Если честно, вся музыка, которая пишется ради денег, славы или в угоду фанатам, — это попса. Во времена Rainbow — ну, вы понимаете, во времена моего Rainbow — многие фанаты говорили, что звучание группы как-то меняется, становится глубже. Конечно же, кому-то не нравилось новое звучание, многие (и продюсеры в том числе) хотели возвращения к старому звуку… Но за время моей работы в Rainbow люди стали совершенно иначе смотреть на классический рок. И я этим более чем доволен. А во времена моих выступлений вместе c Deep Purple многие начали называть эту группу Deep Rainbow. Но вы же знаете — всегда найдутся люди, которые будут критиковать перемены, кричать: «старое звучание лучше» и тому подобные вещи. На мой взгляд, это просто глупо, ведь любое движение вперед, любые эксперименты только развивают музыку и музыкантов. Мой альбом в Deep Purple — Slaves and Masters — прогремел! Я считаю его самым лучшим из всех альбомов Deep Purple вообще.

Радужное начало

Сольную карьеру Джо Линн Тернер (настоящее имя Джозеф Линквито) начал еще в школе, а успех пришел к нему в 1976 году, когда он выступал в группе Fandango. Тогда же Ричи Блэкмор приглашает его на прослушивание, и Тернер становится фронтменом Rainbow. «Радуга» в те годы не пользовалась в Штатах таким успехом, как в Европе, и ситуацию изменил именно приход Тернера: несколько песен в его исполнении вошли в горячую двадцатку рок-радиочартов, а лучшими хитами стали I surrender и Cant Let You Go.
rokovaya-pravda-2
Да, многие песни на нем пронизаны более глубоким, несвойственным Deep Purple, звучанием, но это же только привлекло новых слушателей. Музыка понравилась людям! И когда меня спрашивали: а что отражает название альбома Slaves and Masters («Рабы и Хозяева»), кто они такие, о ком ты поешь? — я отвечал, что рабы — это мы, все музыканты, все люди. Но хозяева — тоже мы… Это очень глубокая, трудно объяснимая вещь, и весь альбом тоже вышел сложным и вдумчивым… В нем нет «проходных» вещей, он очень цельный и отличается от всего, что когда-либо делали DP. Всю лирику для альбома написал я, и тексты исполнены моих мыслей, моих идей, и нет ни одной вещи, которую я бы мог назвать «грузом».

Об удаче: «I’m damn lucky!»
— Вы знаете, я очень удачлив. Уж не знаю, от чего это зависит и за что мне подобное счастье, но я в самом деле просто чертовски удачлив! Вся история моей жизни, карьеры словно подтверждает существование Санта-Клауса. Все эти приглашения в Rainbow, Deep Purple, все эти удавшиеся сольники, фанаты, гастроли по всему миру… Скажем так: я самый удачливый человек из всех, кого я знаю! Мне остается только благодарить Бога за свое счастье, за то, что почти все мои мечты стали реальностью. У меня классные друзья, хорошая семья, я делаю крутую музыку, я живу в мечте.

Есть, конечно же, свои небольшие секреты — несколько ритуалов и амулетов (показывает на свои украшения), в силу которых я искренне верю. Вообще, я считаю, что вещи такого рода очень могущественны и не стоит с ними играть. А еще — не знаю, можно ли назвать это ритуалом — перед каждым концертом мне необходимо время, чтобы побыть одному.
Сфокусироваться, настроиться на выступление, чтобы потом выйти на сцену и отдать зрителям всю свою энергию, без остатка и без дураков.

О деньгах: «Happiness is not just wealth»
— Я считаю, что если Бог дает тебе дар — такой как у меня, например, — его нельзя упустить или растратить на что-то мелкое, им надо воспользоваться! Конечно же, я пытаюсь как-то отблагодарить Бога за свою везучесть: только в этом году мы пожертвовали деньги двум крупным детским домам, например.

К самим деньгам я отношусь всего лишь как к неизбежному злу — это плохо, но без него никак. Еще я считаю, что деньги можно и нужно зарабатывать и все разговоры о том, что «много денег честным трудом не заработать», — глупости. Когда мне нужны деньги, я начинаю работать и готов вкалывать круглые сутки, чтобы обеспечить себя, свою семью и добиться желаемого.

О «железных» пристрастиях: «I like all what is associated with bikers»
— У людей словосочетание «тяжелый рок» ассоциируется с мотоциклами и байкерами, и не зря: я уважаю байкеров за их отношение к стилю жизни, который они выбрали. Их культура как бы и не культура вовсе — это просто люди, рожденные жить свободными… Помните Брюса Спрингстина и его Born to be wild? Так вот, это о них. Мне нравится все, что с связано с байкерами, и я всегда стараюсь принимать предложения от них — при любой возможности еду и пою для этих парней, потому что они настоящие…

Сам я вожу байк — вы могли это видеть в клипе Rainbow «Dead alley driver», где я гонял на байке, уходя от преследования. В реальной жизни на мотоцикле я езжу редко, так как вообще нечасто бываю у себя дома. Но у меня есть легкий байк, который, к сожалению, лишь иногда видит своего папочку… Это, конечно же, Harley Davidson — настоящая американская мечта, как ни крути.

О классике жанра: «Russia has one problem, not two: fools have probably built your roads»
— Что касается более привычного для обывателей транспорта — автомобилей, то машину я начал водить лет с пятнадцати. Сейчас в моем гараже стоит несколько разных машин, но самая любимая на сегодняшний день — это спортивная Honda, маленькая, но очень клевая.
Я, в принципе, люблю Японию и многое, что с ней связано. А вот одной-единственной и «родной» машины у меня нет — все зависит от настроения и внутреннего состояния в данный период времени… Иногда это солидные тачки типа Maybach или Bentley, а иногда — какой-нибудь тюнингованный Porsche или Jaguar: все идет изнутри.

Во время своих путешествий по России я передвигался на самых разных машинах — у меня нет «звездных» предпочтений в этом смысле. Я езжу на том, что могут предоставить промоутеры. Единственное требование — это должен быть не слишком старый автомобиль представительского класса. Ну а на автомобильных брендах я не «заморачиваюсь». Например, за два дня пребывания в Краснодаре ездил на Mersedes-Benz, BMW, Lexus, и все машины были очень хороши и достойны своих хозяев.
Что касается продукции русского автопрома, то близко с ней я пока не знаком. Зато мои американские друзья-военные говорили мне, что в России делают очень неплохие танки. И хотя ни на тех, ни на других ездить мне еще не довелось, я думаю, что не все еще потеряно.

Россия постепенно становится для меня вторым домом — может, еще и покатаюсь! Разница между вашими и нашими дорогами сильно заметна, конечно… зато у вас много черной икры. Услышав поговорку: «В России две беды — дороги и дураки», — я подумал, что на самом деле это одна проблема, а не две. Просто дураки, видимо, и построили ваши знаменитые дороги.

А если серьезно, я думаю, что, в принципе, и весь мир не сразу-то строился. После всего того, что пережила ваша страна, хорошо, что эти дороги вообще есть. И в будущем у вас все обязательно будет! Вы очень быстро восстанавливаетесь — так могут, наверное, только русские… ну и, пожалуй, Арнольд Шварценеггер в кино.

Глубина чувств

В 1989 году Тернер снова получил от Блэкмора ангажемент в Deep Purple, где записал один альбом. Потом Тернер вместе с бывшим участником DP Гленном Хьюзом организовали проект Hughes Turner Project, записали 3 альбома и проект Made in Moscow. Сейчас Тернер выпускает сольные пластинки и активно гастролирует по миру. Организацией российских туров занимается НКА Prestige Concert (www.prescon.ru), концерт в Краснодаре организован при поддержке звукозаписывающей студии Marinsound (www.marinsound.ru).

Добавить комментарий