Сергей Астахов: «Автомобиль — мужская игрушка »

Автор auto99
Сен 24th, 2014
0 Ком.
1094 Просмотр.

sergej-astaxov
Популярный актер Сергей Астахов предстает настоящим мужчиной не только на театральной сцене и киноэкране, но и в жизни. Например, он обожает возиться с автомобилями и говорит, что, будь у него достаточно времени, он бы собрал себе машину «с нуля».

— Сергей, вас можно назвать автолюбителем?

— Обычно за год я сменяю три машины. Пробую одну, другую, третью. Так что, наверное, да, можно меня так назвать. Свой нынешний автомобиль я купил совсем недавно, а уже задумываюсь о том, какой будет следующий.

— И какой же?

— Как-то на гастролях в Германии мне довелось прокатиться на Volkswagen Multivan. Мне этот автомобиль очень понравился и я загорелся желанием купить его для путешествий.

— Получается, машина для вас — игрушка?

— Да. Для девочек куклы, для мальчиков машины. Лучше играть с автомобилями, чем с людьми.

— И что, неужели за все время так и не нашелся автомобиль, про который вы могли бы сказать: «Да, вот эта машина для меня идеальна»?

— К сожалению, нет. Хотя стоит ли жалеть? Машина — это всего лишь средство передвижения. Да, порою роскошное, но все же средство. Это как в кино и театре: можно заиграться и всерьез возомнить себя принцем или принцессой. А в реальной жизни все самое классное бесплатно: красивый загар, теплое море, любовь, радость, счастье.

— Вы сказали, что любите переделывать свои машины…

— Да. Я, вообще, обожаю строить, созидать. Если бы у меня было достаточно свободного времени, я бы, наверное, сам собрал для себя автомобиль.

— И каким бы он был?

— Я бы постарался сделать его надежным, неубиваемым, безотказным. Чтобы он заводился всегда, когда тебе надо. Потому что в этом и есть предназначение машины — довезти из точки А в точку Б, В и дальше. У каждой вещи есть свое предназначение. И у человека оно есть.

— Какое?

— Если объяснить его простыми словами, то предназначение такое: женщина рожает, а мужчина помогает. Вот и все, по-другому и быть не может. Так устроен мир, и не надо его переделывать. Когда мужчина начинает превращаться в женщину и наоборот — это патология.

К сожалению, в современном мире сдвинулись точки соприкосновения с действительностью. Как говорится в «Гамлете», «порвалась нить связующая». Никто толком уже не понимает, что хорошо и что плохо. Покажите хоть что-нибудь, про что можно сказать, что это абсолютная истина и это нельзя изменить. Все стало так удобно и относительно. Многое из того, что раньше было ненормальным, сейчас кажется уже вполне нормальным. Если раньше миром определенно управляло что-то божественное, то ныне мир погряз в разврате и верховодит им определенно дьявол.

Шарик начал крутиться быстрее, и нам всем надо бежать быстрее, чтобы заработать деньги и успеть хоть чем-нибудь насладиться. Людям некогда найти себе спутника, вот и приходится примерять на себя роли противоположного пола. Но это не выход. Бог создал мужчину и женщину именно такими, какие они есть, и чем сильнее они будут придерживаться своих сторон, тем лучше будет для всех. Это я точно вам говорю.

— Но ведь вам наверняка тоже приходится бежать быстрее, зарабатывать… Не мешает ли рабочий график душевному равновесию?

— Так я же люблю свою работу! Да и тяжелым трудом ее назвать нельзя: она не надоедает, и вдохновение порой посещает. Сегодня ты скачешь на лошади, завтра висишь на балконе, послезавтра летишь куда-нибудь в Ереван — актерская профессия постоянно держит в тонусе. Хотя, конечно, усталость накапливается. Прежде всего, эмоциональная. Снимать ее мне помогает природа: от нее я заряжаюсь энергией. Еще на плаву держит зрительская признательность. Я не зарегистрирован ни на одном сайте, но мне показывали, сколько людей пишут в мой адрес благодарности, высказывают искренние слова поддержки.

А когда ты выступаешь в театре, ты можешь чувствовать эмоции зала. Обожаю моменты, когда я на сцене дарю людям радость. В эти моменты я по-настоящему кайфую. Это как в боксе. Когда спортсмен бьет мимо цели, он устает, но стоит попасть — и появляются дополнительные силы. В театре моя цель — аплодисменты и живая реакция. Сейчас у меня около 10 спектаклей в год, но я бы хотел гастролировать больше.

— Какие роли вам больше нравится играть: положительных или отрицательных персонажей?

— Откровенно говоря, играть прямолинейных персонажей, какого-нибудь крутого мачо или комика в фильме комедии, мне уже не очень интересно. Я в последнее время больше специализируюсь по таким «тонким ниточкам», чтобы мой герой был неоднозначный, сложный. Знаете, такие встречаются в хороших романах — у Теодора Драйзера, Джека Лондона. Вообще, когда я читаю увлекательную книгу, то получаю колоссальное удовольствие. Такого драйва не бывает ни в одном кино.

— А в спорте?

— Когда сам соревнуешься, то, наверное, драйва хватает. Но спорт — дело молодых. Мы можем разве что посмотреть, порадоваться за успехи.

— Кстати, скоро стартует Олимпиада в Сочи. Будете болеть за наших?

— А как же. Хочу пожелать российским олимпийцам удачи, выносливости и психологической выдержки.
Даже если у них что-то не получится, я никогда не скажу ничего плохого в их адрес. А то у нас очень любят низвергать героев. Вспомним, например, Аршавина. Совсем недавно его боготворили, а после неудачи на чемпионате Европы 2012 года стали ненавидеть. Некоторые докатились даже до того, что стали требовать лишить его гражданства. С ума, что ли, все посходили? Он всего лишь человек, у которого бывают взлеты и падения. Аршавин нам ничего не должен. Нравится — смотрите, не нравится — идите копайтесь в огороде. Он не строит ваш дом, вы лично ему за это не платите. Ему платит клуб, и только он вправе с него спросить. А никак не болельщики, которые возомнили себя вершителями судеб, а сами даже до середины поля не добегут, потому что любят выпить и покурить. Понимаете, есть люди, которые пытаются что-то делать, созидать — пусть простую вещь, заклепку какую-нибудь. А есть такие, кто только критикует. На мой взгляд, любой труд достоин уважения. Надо быть современными, цивилизованными, уметь уважать других. Поэтому я приветствую начинания России по вхождению в ВТО.

Старушка-Европа не загнется никогда: у нее такое огромное культурное наследие, что оно просто не даст ей утонуть. Плохо, что мы на полпути остановились и никак не можем решить, с Европой мы или с Азией. Правильно говорил Чехов: российский суровый климат предполагает долгое лежание на печи. Но я верю, что в итоге все у нас будет хорошо.

Добавить комментарий