СЕРГЕЙ СТИЛЛАВИН: «Я ФАНАТ НЕМЕЦКОГО АВТОПРОМА»

Автор auto99
Сен 2nd, 2014
0 Ком.
4332 Просмотр.

sergej-stillavin-1
Кого только не встретишь на Олимпийских играх! Например, Сергея Стиллавина, человека, который вместе с Рустамом Вахидовым ведет самый популярный русскоязычный видеоблог об автомобилях.

— Сергей, вы вроде бы не спортивный журналист. Над чем работаете на зимней Олимпиаде?
— Это, к слову, уже вторая моя Олимпиада. Был у меня за плечами китайский опыт, где мы трудились три недели. Но тогда мы делали только радиошоу, а здесь в сотрудничестве с «Фольксваген Груп Рус» готовим еще и видеодневники. Благо, за последние шесть лет в России стало очень много пользователей с высокоскоротным доступом к Сети. Благодаря этому Интернет сейчас может напрямую бодаться с телевидением. В прошлом году впервые стали сопоставимыми рекламные бюджеты онлайн-видео и ТВ. Оценив постоянный рост числа подписчиков нашего youtube-канала, мы решили, что Олимпиада — хорошая тема. Так что здесь мы делаем ежедневные передачи.

— О чем?
— Мы снимаем те вещи, до которых профессиональные телевизионщики не добираются. Жизненные моменты, взгляд обычных людей на какие-то события. Сегодня, например, ездили в негоночный день на лыжную трассу и совершенно случайно подловили наших лыжников на подборе мазей. Записали с ними прекрасное интервью — простое, душевное. Мне кажется, спорт в значительной степени надо очеловечивать, потому что сейчас слишком большая дистанция между любителем и профи. А когда ты в кадре показываешь спортсмена, который среди лучших в мире, как простого человека, это приносит пользу всем.
— Перейдем к автомобильным делам. В чем секрет успеха ваших автомобильных тестов на Youtube?
— Секрет заключается в том, что мы не делаем заказных роликов и можем себе позволить говорить правду. Это стоило нам отношений с некоторыми автопроизводителями. Есть компании, которые считают, что об их автомобилях нельзя говорить критически. Кстати, это относится не только к люксовым маркам. Как ни странно, иногда слишком трепетно относятся к своему бренду более чем середнячки. Впрочем, в целом авторынок выглядит абсолютно вменяемым.
— Если вы не берете денег от производителей, то за счет чего существуете?
— Наша окупаемость связана с количеством просмотров и с рекламой сопутствующих товаров.
Так вот. Я стараюсь — по возможности, насколько позволяет профессионализм журналиста, не автомобильного, а обычного — честно поделиться эмоциями о той или иной тачке. В первую очередь эмоциями. Технические характеристики никого не волнуют.
Например, Volkswagen уже лет семь бьется над популяризацией коробки DSG, а народ до сих пор не верит в ее ресурс, как не верит в ресурс турбированных малообъемных двигателей (во что лично я верю). У народа есть определенный стереотип, поэтому моя задача не рассказывать, как там что устроено,— меня интересует, как машина едет, как себя ведет. Я живу за городом и в день проезжаю 200 километров.
На моем ежедневном пути есть и загородная трасса, и городские улицы — за неделю в таком режиме машина проявляет себя полностью.
Моя задача не выявлять минусы, а показывать объективную картину. И стараться при этом избегать сравнений.
Мы не делаем сравнительные тесты, потому что каждый автомобиль уникален. Короче, наша цель — быть объективными.
Чтобы человек, севший в ту или иную машину, подумал: «Да, Стиллавин и Вахидов сказали правду, действительно, есть такая особенность».

logoПродажа грузовиков и европейских тягачей DAF / www.terratruck.ru
DAF XF105 в наличии! по сниженным ценам! Звоните! 8 (800) 700-76-26
Адрес: 196626, г. Санкт-Петербург, пос. Шушары, Московское шоссе, д.15, лит.В

— Трудно, наверное, избегать сравнений при таком количестве тестов?

— Я сравниваю только с моим внутренним ощущением. У меня есть некие ожидания от марки, от класса. И еще один очень важный фактор — цена. Несложно создать хороший автомобиль за большие деньги, а ты попробуй сделать то же самое за разумные! К тому же я делюсь ощущениями с точки зрения человека, имеющего возможность купить большинство тестируемых автомобилей. А то есть такие, знаете, журналюги, у которых не хватает денег даже на подержанные «Жигули», но в то же время они с презрением отзываются о Bentley. Это смешно.
— Кто в вашей команде придумывает идеи тест-драйвов, какие-то «фишки»?
— Мы ленивые люди, у нас нет времени на то, чтобы что-то придумывать заранее. Так что все рождается экспромтом. У нас у обоих появляются впечатления от машины: иногда они одинаковые, иногда разнятся. Мы высказываем все накопившиеся замечания. А дальше как пойдет, какие люди случайно примкнут на улице.
— Что самое сложное в процессе съемок?
— Холодная погода. Мы принципиально показываем машины в тех условиях, в которых им придется реально существовать, даже моем их редко. В Сочи, конечно, в плане погоды мы отдыхаем. А для Москвы -20 — это норма, и в таких условиях, к сожалению, приходится работать.
— Какая из машин, которую вы тестировали, впечатлила больше всего?

— В каждом классе есть свои рекорды. Встречаются машины, с которыми после теста очень жаль расставаться. Помню, мне очень понравилась Audi RS7. Это уникальный аппарат: 560 лошадиных сил, 12,5 литров расхода (притом что это бензиновый мотор). Благодаря quattro-приводу эта машина в русскую зиму, когда на дороге укатанный до состояния льда снег (у меня за городом никто не сыпет соль и реагенты), ведет себя так, будто ты на летнем асфальте! Фантастическая история.
Вообще, если честно, я фанат немцев. Немецкий автопром больше рождает машин, вызывающих уважение, чем любой другой. Немецкая школа — это касается и подвески, и двигателей, и салонов — на мой взгляд, лучшая. Хотя интересные машины появляются и в других странах.
— На чем вы сами ездите?
— Если честно, сейчас у нас постоянно машины на тест-драйве, и за рулем собственной бывать получается редко. Мой личный аппарат — Volkswagen New Beetle. Будучи, безусловно, автомобилем дизайнерским, он при этом нисколько не убог эргономически, что нередко получается, когда делают ставку на внешнюю красоту. «Жук» выглядит, как прикольная машинка, но при этом он стопроцентно полноценный с точки зрения езды, просто офигительно держится на дороге. Может быть, ему нужен более мощный мотор — в Европе мы тестировали Beetle-3 с двигателем 1,4 литра, мощностью 160 лошадей — этот аппарат совсем уже агрессивный. В Россию он поставляется с 1,2-литровым 105-сильным движком. Но я все равно очень доволен: считаю, что эта машина — первый шаг к Porsche.
Помимо этого, у нас есть «техничка» Skoda Yeti, в которой все наше оборудование.

— Здесь в Олимпийском парке стоит тестовая горка «Арены Quattro»…
— Да, пока я по ней не ездил: мы готовим ее на сладкое. Мы ведь делаем дневники и хотим один наполовину посвятить этой горке, а для этого надо эмоции пережить честно, а не просто изображать немецкое порно со вздохами.
— Уже придумали, на чем будете ее тестировать?
— А там вариантов не очень много. И нельзя быть за рулем, что печально. Только пассажиром, а так еще страшнее: за рулем ты хоть процесс контролируешь.
— А вы за рулем водитель спокойный или агрессивный?
— Есть автомобили, которые превращают меня в довольно агрессивного водителя. Это достаточно заряженные аппараты. Но моя философия такова: машина — это место, где можно отдохнуть от шума.
Просто так я не катаюсь: не вижу смысла, у меня и так 200 километров в день получается. Я езжу спокойно. После того как я потерял своего друга Гену Бачинского в аварии, я перестал спешить, не волнуюсь из-за того, что стою в пробке, это меня не бесит. Когда происходит какой-то конфликт на дороге, да, я завожусь, и если машина позволяет преподать урок — это хорошо. Но когда адреналин утихает, понимаешь, что дело не стоит риска. Главный для меня критерий, чтобы пассажир — реальный или вирутальный — чувствовал себя комфортно, чтобы он не топтал ногами коврик в желании остановиться. Со мной ездить спокойно.
— Это ваше мнение или пассажиров?
— Мнение женщины, которая чаще всего оказывается справа от меня.

— Как вы относитесь к мотоциклам?
— На мой взгляд, это такое увлечение, которое требует тусовки. А у меня в свое время не было приятелей-мотоциклистов, так что и отношения не сложились. Единственный мой знакомый байкер в мальчишеской компании — помните, был в СССР бум мотоциклизма в конце 80-х?— так вот, этому товарищу оторвало голову. Естественно, на мопеде я в детстве ездил, но во что-то большее это не выросло. И на скутер никак не залез, а потом уже и права ввели. А тратить время на получение отдельных прав просто лень.

— А автогонки вас интересуют?
— Сейчас умельцы хотят возродить советское ралли. Мы знаем этих людей, морально участвуем в их судьбе — люди хотят гоняться на старых «Волгах». Интересная затея, но она требует реально много времени, что при моем графике исключено. Я несколько раз участвовал в заездах на гоночных трассах, и мне это нравится, но нужна тренировка. В бытовых условиях я достаточно хорошо вожу, но понимаю, что для гоночной трассы это ничто.
— Давно ли вы за рулем?
— С 1995 года. Но если вспоминать свой самый первый опыт, то это было в пять лет. Папа пригнал с работы служебную «Волгу». Я не доставал до педалей — он нажимал их, а я рулил. Это был самый сильный опыт. Когда эта махина начинает двигаться так, как ты хочешь… в общем, это было потрясение для меня. И это ощущение, интуитивную тягу к автомобилю, я сохранил на всю жизнь.
Машина в наше время — одна из редких возможностей самому принимать решения. Все мы, мне кажется, являемся рабами своих начальников, трудовых обязанностей и так далее. А машина — единственное место, где можно выбрать: свернуть направо прямо сейчас или проехать еще квартал — хоть за что-то отвечаешь сам перед собой. Поэтому автомобиль имеет так много поклонников: можно посидеть в нем спокойно, подумать. Понятно, что и сложностей много, и опасностей, и проблем, но удовольствие превосходит риски.

Добавить комментарий