ХОРОШИЙ ВКУС КАК СИМВОЛ СВОБОДЫ

Автор auto99
Фев 8th, 2015
0 Ком.
768 Просмотр.

Давайте поговорим о вкусах. На самом-то деле множественное число здесь ни к чему, больше подошло бы число двойственное, которое русский язык потерял веков пять назад. Ведь собственно вкусов всего два: есть хороший, а есть плохой, и никаких компромиссных вариантов.
xoroshij-vkus
Хороший вкус — вовсе не умозрительная категория заоблачной эстетики. Он существует, он осязаем и даже обоняем (когда мы пользуемся изысканным парфюмом). Хороший вкус — это то, что в низменных натурах пробуждает зависть, а в возвышенных — восхищение.

Это полное соответствие заданному Чеховым «золотому сечению»: «В человеке все должно быть прекрасно…».

Изысканный вкус возводит человека на пьедестал, находясь на котором он не может не вызывать уважения.

Хороший вкус не надо объяснять. Если он есть, вы это сразу понимаете. Не то вкус плохой. Он также вполне материален, слышен, видим, поглощаем в виде гамбургеров и быстрорастворимой лапши. Он популярен, имеет много адептов.

И это очень странно! Зачем употреблять «осетрину третьей свежести», если есть первая?

Только не говорите, что третья свежесть значительно дешевле. Среди людей скромного достатка немало людей безукоризненного вкуса. А вот пошлость, случается, липнет к тем, у кого денег много. Примеров, увы, сколько угодно…

Достаточно вспомнить одного скандально известного предпринимателя, который угрохал сумму с семью нулями на коллекцию антиквариата. Но когда из-за долгов ее пришлось пустить с молотка, за «мебеля» с завитушками едва удалось выручить 5 % исходной суммы, а единственным реально ценным экземпляром эксперты признали одну из книг наполеоновской эпохи.

Впрочем, зять этого человека, некогда большой чиновник, и вовсе умудрился совершить подвиг эпического дурновкусия: оплатил и установил в центре столицы десяток огромных, чудовищных, нелепейших истуканов.

И тут уже — урон, пожалуй, государственного масштаба. Вред от металлических монстров вряд ли когда-либо подвергнется оценке. Но ведь наверняка какой-нибудь американский, французский, скандинавский инвестор, проезжая по Москве, при виде этих статуй содрогался и думал: «Oh my God! Что я здесь делаю?!».

Известны, конечно, и куда более дикие пошлости, камуфлирующиеся под роскошь. Например, прижизненный памятник Туркменбаши стоимостью $10 миллионов — огромный, покрытый золотом, вращающийся вслед за солнцем. ЮНЕСКО регулярно отвергает запросы туркменов о признании этого левиафана всемирным культурным достоянием. И правильно делает, недвусмысленно намекая: материальные ценности — далеко не самое главное в нашем мире.

Интересно получается: англичане, французы, итальянцы прекрасно обходятся без пошлости (редкие исключения лишь подтверждают правило).

Зато на постсоветском пространстве доминирует моветон — ярко-розовый, в блестках и стразах, в миллионах долларов, потраченных на аляповатых истуканов и бредовые киноэпопеи.

Почему так?
Мое мнение однозначно: отечественное дурновкусие — наследие тоталитарного прошлого. Пережиток привычки к подчинению. Черты, которую тот же Антон Павлович подметил в рассказе «Хамелеон». Вот выбился человек в вожаки стаи. И нравится ему «умца-умца», удобны тренировочные штаны, по душе завитушки и списанные с фотографий портреты. Бета-особи, желающие в перспективе занять место вожака, само собой, перенимают и немудреные эстетические предпочтения альфа-самца. А те, кто еще ниже в иерархии, подражают уже бета-особям.

Российская пошлость непременно коллективна. И следуя ей, человек проецирует на себя дурновкусие какого-нибудь регионального царька, начальника отдела полиции или даже прораба стройки.

Носители плохого вкуса всегда стремятся агрессивно навязать себя всем вокруг. Они грохочу т шансоном в салонах маршруток, покупают женам покрытые стразами платья оттенков, от которых больно глазам. Они, которые ранее добровольно переняли моветон от своих начальников, теперь считают себя вправе устраивать вкусовой террор в отношении окружающих. Потому что знают: найдутся слабые люди, которые прогнутся.

Подпоют тюремным куплетам, похвалят платье со стразами. А это очень повышает самооценку пошлого человека. Дает ему иллюзию власти.

Пошлость — разновидность униформы. Маркировка людей, готовых подчиняться, и признак мелких тиранов, готовых в любой момент уступить более сильному. Ведь дурной вкус — еще и индикатор страха. Не всегда осмысленного. Но страха. Так что человек с хорошим вкусом — до сих пор у нас кто-то вроде бунтаря. Он всегда уверен в себе. Если и блеснет роскошью, то не показной, а естественной. Человек с хорошим вкусом — это как черный Bentley среди изделий родного автопрома. По-настоящему хороший вкус вызывает безоговорочное уважение мужчин, притягивает заинтересованное внимание женщин. Он позволяет видеть гармонию вещей, быть в ладу со всем, что вас окружает. Обладая хорошим вкусом, вы ощущаете себя комфортно. Вы улыбаетесь миру. И мир в ответ тоже дарит вам дружелюбную улыбку. А пошлость в обществе мы непременно изживем, перерастем. Ведь, к счастью, каждый сам решает, как жить: слушать себя или плыть в мутной общей струе.

Добавить комментарий