Волшебник с востока

Волшебник с востока

Автор auto99
Рубрика: Спорт
Авг 4th, 2015
0 Комм
829 Просмотр.

Месяц в спортивном лагере на северо-востоке Бангкока вместе с боксером Игорем Климовичем.

Тренировка начинается в пять утра. Сначала 8-километровый бег, потом мешки, спарринг, клинч, тренажеры — в среднем три часа. В девять спортсмен завтракает и потом отдыхает до 15:00. Потом все повторяется. Здесь Игорь — в конце тренировки.

Источник: trenirovochnaya-maska.ru

Без шлема здесь все, но штрафы платят только фаранги

Я сижу без шлема «нажопником», то есть вторым пассажиром, на скутере боксера Игоря Климовича, высматривая полицию в пыльной тайской дали. Это город Паттайя. Без шлема здесь все, по штрафы платят только фаранги. Фаранг (от англ. foreigner) — это любой иностранец, прежде всего — белый. Слово не обидное: многих фарангов здесь знают и уважают. Во время кроссов Игорю часто улыбаются и машут: тайские боксеры окружены культом. Когда я решу заняться боксом, и Игорь одолжит мне шорты с надписью по-тайски, махать начнут мне.

Игорь пришел в спорт десять лет назад. В детстве мальчик больше всего любил драться. Переизбыток энергии. Когда проблемы с завучем переросли в проблемы с кодексом, ушел в тайский бокс. Сделал хорошо себе и боксу. В 2010-м и 2012-м у Игоря золото чемпионата Беларуси в весе до 57 килограмм. Тренируется в самом крупном белорусском клубе «Кик Файтер». Осенью 2013-го он поехал со своей девушкой в Таиланд. На родине тайского бокса Игорь проведет почти год.

Мы едем в банк. Две недели назад Игорь заказал пластиковую карту, но она не пришла. В чистом холодном офисе сотрудники полтора часа ищут контракт с белорусом. Карту приходится заказать снова. Мы не успеваем на тренировку и едем на море. Игорь воду не любит, я отдаю ему камеру и бегу плавать среди пэтов и тетрапаков.

Грязно на воде, грязно на суше. Урн нет, весь мусор — под ногами. Если будет настроение, его кто-то соберет в кучу и сожжет. Один из таких мусорных костров дымит каждый вечер прямо под окнами квартиры. Этот пейзаж кончится завтра: утром мы вернем скутер, сядем в маршрутку и поедем в Бангкок — Игоря позвали драться на Кубке Тойоты, он будет тренироваться в столице.

Бангкок большой — девять миллионов. Ездим только на такси: дешевое. Но добираться из одной точки в другую, без учета пробок, нужно часа два-три. Здесь Азия целуется с Америкой: слева — трехуровневая развязка, справа — свалка. Туристы грызут пахнущий трупом дуриан (семейство мальвовых), а местные сосут из литровых стаканов шершавый сларпи — приторную ледяную крошку. В семейном ресторане за миской супа с лапшой Игорь смотрит футбол вместе с пьяным мужем хозяйки.

Keatkhamtorn Gym. Бывший клуб номер один в стране сдает позиции. Владелец, офицер тайской полиции, больше занят карьерой, чем спортом; со стен сыплется штукатурка. На смену ушедшей кухарке не берут никого — еду бойцам готовят тренеры, и каждый обед похож на предыдущий. Едят два раза в день, после утренней и вечерней тренировок. Фа-ранг получает четыре блюда: острый бульон, вермишель с курицей, рис с говядиной и овощами, омлет. таиские подростки из деревень, в тринадцать зарабатывающие больше своих родителей, едят отдельно и более скромно.

При желании ходить на бои можно ежедневно: спортивная машина работает без выходных. Эта публика пришла поддержать любимых бойцов, но прежде всего — заработать на ставках. Букмекеры, как правило, проходят по рядам, собирая наличку в кулак. Я так и не понял, как они запоминают, кто сколько дал.
vol-s-vostoka-3

Сейчас их здесь живет человек пять. Мальчиков нашли в глухих деревнях и привезли в столицу. Они квартируются бесплатно, но регулярно дерутся и отдают процент с боя хозяину кэмпа. Родители уверены, что это успех. Можно на рисовом поле горбатиться или всю жизнь продавать говяжьи шарики в целлофане у заправки. А можно выбрать судьбу «фрилансера» («муай тай» переводится как «поединок свободных»). Так себе свобода, но за победу в бое можно получить две месячные зарплаты. Кстати, фаранги приезжают в Таиланд не только шлифовать мастерство (Игорь признается, что ему больше по душе белорусская система тренировок), но и зарабатывать: открывать собственные клубы и выступать на турнирах. Заработать всего желаемого Игорю не удалось: его агент не был с ним вполне честен.

Кроме Игоря из иностранцев сейчас здесь громила-англичанин, сингапурская школьница и студентка психологии из Франции — начала тренировки с нуля после десяти лет тайского бокса по телику. Двадцатилетняя Элоди живет красиво: выкуривает по две пачки в день на глазах у тренеров. По вечерам мы пьем с ней на балконе газированное вино и частыми затяжками облегчаем паузы — виноват хромой английский. Уезжая, она дежурно обещает хозяину приехать вновь. Я думаю, что это европейская вежливость. Потом узнаю, что Элоди побывала в Keatkhamtorn уже трижды. И сейчас она снова там.

Тренировки два раза в день, выходные — суббота и воскресенье. Игорь пробегает восемь километров, после чего еще два часа работает на лапах и мешках, в клинче и на тренажерах. Во время одной из тренировок он повреждает колено. Тренеры делают ему массаж и втирают мази. Помогает мало.

Игорь был единственным фарангом, к которому приезжали гости. Все с большими пустыми вьетнамскими сумками. Тогда Игорь превращался в гида в походах по магазинам. Однажды из Москвы приехали бывший спецназовец, ушедший в тайский бокс, и его ученик, тридцатипятилетний банкир. Они прилетели в составе экскурсии в Паттайю, первым делом заказали у местного портного по пальто, потом оторвались от группы и приехали в Бангкок за спортивной экипировкой, чтобы сбыть ее в Москве. Ребята оставляли в спортивных бутиках пустые полки, унося с собой килограммы бинтов, перчаток и «резины» (костюмы для сбрасывания веса). Спецназовец балует тренеров Keatkhamtorn — слишком много платит за час индивидуальных занятий. Перед отъездом москвичи подарят владельцу матрешку, купленную на пляже.

Как-то приехала девушка искать таек для работы в минском салоне. Где Беларусь — массажистки не знали, ехать отказывались. Никого не найдя, мы, уставшие, поднялись на крышу самого высокого небоскреба Таиланда, где выпили за успех ее предприятия когда-нибудь потом. По пути вниз с восемьдесят восьмого этажа русские туристы отпускали в адрес лифтера скабрезности, думая, что ничего не понимает ни он, ни мы.

На следующий день приехала Таня. Она выросла с Игорем в одном дворе на Востоке. Ее тяжелого кулака боялись не меньше Игорева. Вслед за ним девушка пришла и в бокс. Случайно или нет, Таня со своим мужем переехала в Таиланд. С Игорем они и здесь оказались соратниками, тренируясь в Паттайе у одного итальянца. Через неделю после переезда в Бангкок Игорь получил sms: «Адольфовна» едет. За спартанский забор девчонка привезет дух потребления в режиме нон-стоп, щедро спонсируемый ее мужем-предпринимателем. Теперь после утренней тренировки Игорь помогает подруге тащить до комнаты баулы с продуктами из Tesco (Таня откажется есть лагерную еду), а после вечерней — выбрать еще одно платье с Hello Kitty. Через несколько дней аскетичная келья Адольфовны — шкафчик и матрас на полу — заполнилась десятками флаконов с лаком для ногтей, пузырьками духов и бытовой техникой. Таня стала первой боксершей Keatkhamtorn, пронесшей на территорию лагеря десятисантиметровые каблуки с распродажи.

За плавные движения на ринге тренер дал Игорю боевое имя Волшебник. В спарринге пластичный Игорь напоминает скорее тайца, чем фаранга. Но никакого волшебства — только пот и упорство. Хлеб тайского боксера — тяжелый и опасный, без пенсионного фонда и заказов на послезавтра.

Игорь показывает мне видео с YouTube: местная звезда тайского бокса накануне боя дает интервью спортивному каналу. Неожиданно спортсмен падает с пеной у рта, его уносят от камер. Игорь говорит, что яд здесь довольно часто корректирует турнирную таблицу.

Через несколько дней боец поправится, но бой упущен.
К счастью, с Игорем ничего подобного не случается. Но сведения о травме колена попадают агентам соперников на Кубке. В первом бою противник будет целиться только туда. И в конце концов попадет.

Важно не сбросить вес, а удержать его. Как правило, в преддверии турнира спортсмен взвешивается самостоятельно несколько раз в день.
vol-s-vostoka-1

Большинство травм случается во время спаррингов. На одной из тренировок Игорь травмирует колено, что определит результат его выступления на Кубке Тойоты. Часто случаются и травмы головы, но Игорь тренируется без шлема.
vol-s-vostoka-2
Если бы Skype не придумали эстонские программисты, это сделали бы боксеры-фаранги. Игорь в среднем болтал с домом около двух часов. На снимке — 55-я минута разговора, громкая связь.
vol-s-vostoka-4

Игорь помогает Олегу, заезжему боксеру из Москвы, договориться с Джеки, владельцем лагеря Keatkhamtorn, о цене тренировки. Хотя я не понимал ни черта из того, что говорит Джеки, а Джеки — ничего из того, что говорю яг мы ладили без переводчика.
vol-s-vostoka-5

Игорь смотрит видео боев на YouTube, а также ходит на стадионы. Это Lumpinee, одна из самых важных арен. Игорь — первый белорус, который победил на этой площадке дважды. Сейчас он смотрит за боем двух мальчишек, этим ребятам по 10 лет. Бой судят четыре независимых рефери, которые сидят в кабинках-ящиках у каждой из сторон ринга. Вердикт они записывают на листочек, который передают главному судье.
vol-s-vostoka-6

Keatkhamtorn, бывший клуб номер один в Таиланде, сдает позиции. О былой славе напоминают дипломы и фотографии на стенах, с которых облазит краска.
vol-s-vostoka-7

Понравилась статья? Тогда поделитесь ею с друзьями:


Добавить комментарий